Социально-психологическая служба
"Фелана"
2010
Январь
26
Воскресенье

Навигация

СКАЗКОТЕРАПИЯ КАК МЕТОД РАБОТЫ ПЕДАГОГА-ПСИХОЛОГА

СКАЗКОТЕРАПИЯ КАК МЕТОД РАБОТЫ ПЕДАГОГА-ПСИХОЛОГА

Цель: Знакомство с методом сказкотерапиии (основные понятия, методы и приёмы).

 

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Если попытаться найти в информационных источниках определение сказкотерапии, то возникнут определенные сложности. Это будет связано с тем, что в различных контекстах, этот термин используют по-разному. Сказкотерапию используют и в воспитании, и в образовании, и в развитии, и в тренинговом воздействии, и как инструмент психотерапии.

 

Давайте попробуем отделить их один от другого:

Сказкотерапия, как инструмент передачи опыта «из уст в уста». Это способ воспитания у ребенка особого отношения к миру, принятого у данного социума. Сказкотерапия — это способ передачи индивидууму (чаще ребенку) необходимых моральных норм и правил. Эта информация заложена в фольклорных сказках и преданиях, былинах, притчах. Древнейший способ социализации и передачи опыта.

Сказкотерапия как инструмент развития. В процессе слушания, придумывания и обсуждения сказки у ребенка развиваются необходимые для эффективного существования фантазия, творчество. Он усваивает основные механизмы поиска и принятия решений. Эти же механизмы работают и у взрослых, именно поэтому многие тренера и коучи используют сказки в работе, чтобы помочь найти клиентам более эффективный способ решения жизненных задач.

Сказкотерапия как нарратив. Слушая и воспринимая сказки человек, встраивает их в свой жизненный сценарий, формирует его. У малышей этот процесс, особенно ярок, многие дети просят читать им одну и туже сказку по много раз. В некоторых психотерапевтических подходах (например, юнгианство, нарративная психотерапия) этим любимым детским сказкам уделяется особое внимание.

Сказкотерапия как психотерапия. Работа со сказкой направлена непосредственно на лечение и помощь клиенту. Сказкотерапевт создает условия, в которых клиент, работая со сказкой (читая, придумывая, разыгрывая, продолжая), находит решения своих жизненных трудностей и проблем. Возможны как групповые, так и индивидуальные формы работы.

 

ПОЧЕМУ МОЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ СКАЗКИ ДЛЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ?

1.  Сказки любят все. Даже те, кто не любит сознаваться в этом. В сказке все как в сказке. Это не обо мне, и это очень даже обо мне, и о вас, и о них, наших детях. В сказочной форме свою про­блему легче увидеть и легче принять (не так обидно, не так боль­но). Для сказочного героя легче придумать выход из положения — ведь в сказке все можно! А потом этот выход, оказывается, можно использовать и для себя. К тому же всем известно, что сказки все­гда хорошо кончаются.

2.  Сказкотерапия — один из наименее травмоопасных и безболезненных способов психотерапии. Возможно, потому, что с помощью сказок (или под их влиянием) сформировался жизненный сценарий и с помощью сказки же можно попытаться из этого не­удачного жизненного сценария человека извлечь. Разумеется, лю­бой психотерапевтический подход сам по себе не идеален, поэто­му я попытаюсь предложить и некоторые, на мой взгляд, не психотравмирующие способы работы со сказками. Описываются также некоторые игры, органично включающиеся в работу со сказками.

 

МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ СО СКАЗКАМИ

В психологической практике можно использовать как народ­ные или известные авторские (Х.-К. Андерсен, К. С. Льюис, Е. Шварц), так и специально сочиненные для психотерапии сказки. Любой из подходов имеет и свои преимущества, и свои недостатки.

При использовании народных сказок в целях психо­терапии к преимуществам можно отнести:

•  метафоричность и символичность сказок, что обеспечивает хорошие возможности личностных проекций,

•  знакомство группы (или отдельного клиента) с сюжетом, иногда даже дословное знание текста,

•  сюжет, «отполированный» вековым пересказом, отсутствие лишних подробностей,

•  динамичность,

•  разнообразие, возможность подобрать необходимую тематику,

•  соответствие национальному характеру.

Недостатки (не народных сказок, а сказкотерапии на их основе):

•  недостаточная подробность текста, условность характеров, в результате — недостаточная «психологичность»,

•  отсутствие изменений в характере героя за время действия сказки,

•  в очень архаичных текстах, например в сказках о животных или в некоторых бытовых сказках, герои руководствуются весьма сомнительными этическими принципами.

 

В использовании известных авторских сказок можно отметить почти те же преимущества, что и при использовании народных сказок:

•  известность сюжета, обычно с детства, что иногда рождает ложное ощущение «уже виденного», когда психотерапевт пытает­ся побудить к раскрытию смысла сказки,

•  метафоричность, ведущая к большому количеству проек­ций, личностным включениям,

•  разнообразие сюжетов,

•  различные национальные варианты, возможность выбора между ними.

 

К трудностям использования известных авторских сказок в сказкотерапии можно отнести:

•  возможное снижение интереса, мы как бы читаем книгу, ко­нец которой уже известен,

•  зачастую множество сюжетных линий делает сказку слишком длинной, непригодной для краткосрочной, тем более экстренной, терапии, а также для некоторых видов групповых занятий,

•  авторская сказка обязательно несет в себе взгляды автора, а они не всегда созвучны взглядам психолога, а также взглядам клиента. (Я не пытаюсь уверить читателя в том, что авторы сказок навязывают «в лоб» свои взгляды, но система понятий сказки, си­стема ценностей героя-победителя, даже сказочный антураж зада­ют обсуждению определенные рамки, программируют комплекс основных идей.),

•  авторская сказка, как каждое произведение искусства, требу­ет к себе бережного отношения, поэтому не всегда допустимо из­менение сюжета, предлагаемое психологом в качестве метода ра­боты. Изменение может восприниматься как разрушение, порча сказки, что, конечно же, нарушает атмосферу психологического контакта.

 

Если сказки создаются специально для сказкотерапии, то большинства этих трудностей можно избежать. Сказки сочиня­ются по проблемам, характерным для того контингента, с кото­рым работает психолог; иногда сказка пишется для конкретного клиента. Сказка, предлагаемая группе или отдельному клиенту, не известна ему, поэтому более интересна, особенно, если пред­лагается в связи с волнующей проблемой или анонсируется как его личная сказка. Сказки, создаваемые для психологической ра­боты, содержат специально закладываемые «зацепки» для клиен­та (группы). Актуальная проблема представлена в сказке в мета­форической форме; как правило, приписана значимому герою — принцу, принцессе, королю.

Сюжеты предлагаемых сказок, создающихся как психотерапев­тические, обязательно содержат возможности для изменения героев сказки, а также ситуации выбора, требующие от них ответственного решения.

Не хотелось бы также исключать вопрос о духовной основе данных сказок. Почти любой текст (если не брать в расчет теле­фонные книги и расписания поездов) в неявном виде несет в се­бе определенный тип духовности, который проявляется более или менее ярко и влияет на читателей, даже если они об этом не задумываются. В текстах, затрагивающих проблемы свободы, при­роды зла, которое человек видит в себе и окружающем мире, от­ношения к смерти или к смыслу человеческой жизни, духовная составляющая текста проявляется обязательно — через символы, метафоры, свойства, приписываемые тем или иным героям, через возможности, которые предоставляются героям сказки, поворо­ты сюжета.

 

 

МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ, ОБЛЕГЧАЮЩИЕ ПРИМЕНЕНИЕ СКАЗОК

В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЕ

Методические приемы работы с текстами сказок в сказкотерапии можно разделить на три группы в соответствии с задачами.

 

МЕТОДЫ «РАЗОГРЕВА» ГРУППЫ ИЛИ НАСТРОЙКИ КЛИЕНТА

Для «сказочного» настроения, позволяющего вести глубокую, заинтересованную работу со сказками, необходим «разогрев». Для «разогрева» могут использоваться тексты сказок, игры, предметы, создающие соответствующую обстановку.

•  При переходе к работе над сказкой психолог может «изменить» внешность, добавив какую-либо «сказочную» деталь, или обыграть любой имеющийся предмет как сказочный. Можно предложить группе изменить обстановку в помещении, создав из мебе­ли или любых перегородок «лес», «замок», «город» или подготовить надписи, обозначающие место действия. Можно выделить из участников группы «глашатая», «герольда» или Другой персонаж, обозначающий перемену места действия. Этот же персонаж может пе­редавать указания психолога, который может и сам сыграть этот персонаж (или любой другой).

•  Если сказкотерапия проходит в течение нескольких занятий, распределённых во времени, то можно сделать «пропуск в сказку», который участники группы должны получить каким-либо необычным способом (по жребию, на нитке воздушного шарика, пойманного каждым участником, сорвать с «древа желаний» и т. п.). Возврат «пропуска» в начале следующего занятия возвра­щает группу в ту точку, в которой она находилась в конце преды­дущего занятия. «Пропуск в сказку» может быть индивидуальным или групповым.

•  Призывание сказки. Группу можно попросить «позвать сказку», что можно сделать, например, мелодичным, чуть моно­тонным пением; минутой внутреннего сосредоточения в тишине, когда каждый зовет сказку про себя; придумыванием эпитетов и ласковых слов для сказки, когда каждый участник добавляет что-либо: «Мы ждем сказку...Какую? — Ласковую, увлекатель­ную, чуть-чуть страшную, мудрую, неизвестную, справедливую и т.д.».

•  До работы с основной сказкой можно выбрать какую-либо другую, всем хорошо известную и попробовать с ней «поиграть». В качестве игры можно применить изложение сказки с другой точки зрения. Сказку о репке можно попросить рассказать с по­зиции внучки, мышки или репки. Можно поиграть в «осовреме­нивание» сказки или замену персонажей.

•  Отгадывание сюжета или персонажей. Можно выбрать одну и ту же «разогревающую» сказку, предложить выбрать в ней ка­кой-либо персонаж или предмет и описать происходящее с этим персонажем так, чтобы нельзя было догадаться сразу. Например, участник группы, выбравший «хвост ослика Иа» из сказки о Вин­ни-Пухе, может сказать: «Я сначала вишу, а потом теряюсь». Груп­па задает вопросы. Загадку может представить психолог, перечис­ляя персонажей и спрашивая: «Кого еще в сказке не хватает?» или «Что это за сказка?».

•  Превращение в сказку любой жизненной истории. Можно рассказать любую историю на темы взаимоотношений, работы, даже погоды, и попросить группу превратить эту историю в вол­шебную сказку. При этом возможно разбиение группы на под­группы и сравнение получившихся сказок, желательно с выделе­нием сходства, а не различий.

•  Сочинение сказки экспромтом. Каждый участник группы добавляет по нескольку фраз. Получившийся текст, кстати, до некоторой степени проецирует проблемы участников и страте­гию их поведения в группе.

• Использование игр на тему предполагаемого обсуждения. (Об этом будет рассказано ниже на конкретных примерах.)

 

ПРИЕМЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ДЛЯ ЗНАКОМСТВА С ТЕКСТОМ

Знакомство группы или клиента со сказкой может осуществ­ляться разными способами, главное — не разрушить сказочную атмосферу.

1.  Экземпляры текста сказки психолог раздает участникам группы, и они читают сказку до начала занятия. (Правда, этот способ может снизить интерес к занятию.)

2.  Психолог читает сказку вслух, по возможности выразитель­но, с паузами для обсуждения. Возможно чтение не до кон­ца, с тем, чтобы группа пыталась угадать, чем она закончит­ся. Лучше, когда сказка не столько читается, сколько рас­сказывается.

3.  Сказка читается в группе различными участниками отрыв­ками, с тем, чтобы она «раскрывалась» по частям.

4.  Сказка прочитывается по ролям, обязательно читается и текст от автора.

5. Сказка играется как спектакль, экспромтом. Психолог рас­пределяет роли (назначает, распределяет по жребию, вызы­вает желающих и т. п.), обрисовывает игровую ситуацию и просит сочинять монологи, либо произносить текст с до­лей импровизации, выступая в роли «суфлера». Желатель­но, чтобы все участники группы получили какую-либо роль (даже неодушевленных предметов) и участвовали в спек­такле. Стены замка, деревья, городские ворота могут также играть свои роли, иногда со словами, иногда без слов. Ни­же будет представлено описание такого спектакля-экспром­та по «Сказке о забывчивой фее».

 

ПРИЕМЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ДЛЯ АНАЛИЗА СКАЗКИ

•  Группа или клиент, обратившийся за индивидуальной кон­сультацией, анализируют сказку, опираясь на вопросы, задавае­мые психологом. Анализ сказки может быть и «домашним зада­нием», которое будет обсуждаться на следующем занятии. (Ниже будут предложены возможные вопросы к каждой сказке.)

•  Анализ сказки ведется от лица ее героев. Если сказка разыг­рывалась как спектакль, то те, кто играл какую-либо роль, могут говорить о своих чувствах по отношению к обстоятельствам или героям сказки. Желательно, чтобы возможность высказаться име­ли все персонажи, даже те, кто играл немые роли. Это делает ана­лиз более разносторонним.

•  Анализ сказки для группы делает психолог. Группа имеет возможность дискутировать, причем последнее слово не обяза­тельно остается за психологом.

•  Анализ сказки начинается с рисунка, который может укра­шать помещение заранее или может быть показан после чтения сказки. Группа анализирует рисунок, постепенно подходя к ана­лизу сказки. Этот способ анализа желателен в тех случаях, когда знакомство со сказкой выявило чрезмерно сильную эмоциональ­ную вовлеченность участников.

•  Группа создает рисунки к сказке, устраивается «вернисаж» с обсуждением (конечно же, не качества рисунков, а концепций художников).

•  Группа придумывает рисунки и обсуждает их. «Я бы хотел нарисовать по поводу этой сказки такую картину......

•  При знакомстве со сказкой устраивается перерыв (или не­сколько перерывов) для обсуждения. Обсуждаются варианты по­ведения героя, либо варианты дальнейшего развития сюжета или окончания сказки.

 

 

 

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СКАЗОК ДЛЯ ИНДИВИДУАЛЬНОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

 

Сказки для индивидуального консультирования можно исполь­зовать на различных этапах консультационного процесса. Напри­мер, на стадии установления контакта психолог может сказать о том, что пишет сказки или любит использовать сказки в своей ра­боте. Если клиент выказывает определенный интерес, говорит о том, что любит сказки или о том, что тоже пишет сказки, то это может быть первым основанием для использования сказок для пси­хологической помощи.

Сказка может быть предложена также на стадии формулирования первоначального запроса. Когда мы имеем дело с подростком, то должны быть готовы к тому, что он (или она) абсолютно не готов не только четко сформулировать, но и назвать свою проблему. Это связано и со слабым представлением о себе, и с отсутствием психо­логических знаний (вместо них зачастую присутствуют различные мифы о человеке вообще вперемежку с гороскопами), а также с за­стенчивостью. Следует помнить, что для подростка контакт с пси­хологом является не обдуманным решением, а скорее эмоциональ­ным импульсом, поэтому степень готовности к разговору у него ни­же, чем у взрослого клиента. При этом подростки часто используют метафоры, описывая свою ситуацию или свое состояние. («Как трудно к Вам подниматься!» — сказала пришедшая на консульта­цию девушка, и я не стала ей напоминать, что консультационный кабинет находится на первом этаже и отделен от коридора лишь не­высоким порогом.) Метафорическое описание проблемы помогает сделать следующий шаг — разворачивание метафоры в сказку.

На стадии ориентировки в проблеме психолог может предло­жить несколько сказок, особенно те, которые носят прожективный* характер, или даже все тексты, для того, чтобы клиент мог выбрать «свою» и с ее помощью подойти к осмыслению пробле­мы. В дальнейшей работе иногда полезно предложить клиенту написать собственную сказку, поскольку процесс написания не­сет в себе большой психотерапевтический потенциал. Иногда в ходе консультации сказка сочиняется устно, подчас вместе с психологом, когда клиент не знает, как герой может выйти из какого-либо сложного положения. При этом сказочный сюжет открывает новые возможности для психологического решения проблемы. Например, конфликтующий со своими близкими ге­рой, отправляясь странствовать, обретает в странствиях качество, которого ему не хватало, после чего имеет возможность прими­риться с ними. Сказочный сюжет помогает переключить недоволь­ство клиента людьми, с которыми он не ладит, на свои проблемы, заметить себя как активного участника этих взаимоотношений. Для подростка особенно актуальным является процесс «превращения в героя» — это может стать для него шагом к «превращению в субъ­екта». Для этого возраста крайне актуально отказаться от «страда­тельного наклонения», от формулировок «они со мной неправиль­но поступают» или «со мной что-то не так, со мной происходят пло­хие вещи, случаются плохие истории». Сказка может помочь подростку занять активную позицию по отношению к собственной жизни еще и потому, что она не представляет собой никакого нази­дания и не дает готового ответа или даже совета. Решение сказочно­го героя нужно суметь применить к обстоятельствам собственной жизни, тогда оно станет собственным решением.

И еще один аспект действия сказки. Сочинен­ные специально для психологической работы сказки содержат ряд указаний на перспективы личностного роста, например, на желательность осмысления своей жизни, отношений, на необ­ходимость принятия себя как личности и борьбы с некоторыми своими негативными пристрастиями.

 

 

* «Прожективными», или «проективными», называют такие объекты (тесты, рисунки, тексты и др.), которые «проецируют» проблемы человека и тем самым делают их явными или более пригодными для интерпретации. 

 

 

СКАЗКИ ОБ АГРЕССИИ

МАЛЬЧИК-ЧУДОВИЩЕ

Жил-был мальчик. Звали его Георгием в честь знаменитого героя. В ка­ком королевстве он жил, он просил меня не рассказывать, так как он и сейчас там живет после своих странствий. Пока Георгий был мальчиком, все было как обычно: он играл, шалил, возился с друзьями, родителей иногда слушался, ино­гда нет; иногда он был веселым, иногда грустным, учиться не очень-то любил, но любил придумывать всякие необыкновенные истории и мечтал, как и Святой Георгий, победить когда-нибудь злого дракона или другое чудовище. Но когда он подрос, он сам неожиданно для себя стал превращаться в злого дракона или другое чудовище. Да, мальчик Георгий исчезал, а на его месте появлялось зло­вредное существо, которое хотело драться, шуметь, обижать всех, особенно ро­дителей, разбивать и расшвыривать все, что попадалось ему на дороге. При этом чудовище чувствовало себя обиженным на весь свет. И только тогда, когда оно, вдоволь поиздевавшись над всеми, уходило, возвращался удивленный и испуган­ный мальчик Георгий. Первое время, чувствуя приближение чудовища, Георгий старался убежать подальше, туда, где его никто не знал. Каждый раз, когда чудо­вище исчезало, мальчик надеялся, что он навсегда освободился, хотелось забыть о поведении чудовища, даже не верилось, что можно быть таким. Но однажды злой дракон сломал несколько деревьев на соседней улице, с невероятной силой разнес красивую беседку, а на сломанной скамейке расписался со всех сторон: «Пятиглавый дракон ОРГ». Теперь Георгий уже не надеялся, что чудовище исчез­нет. Он решил посоветоваться со своим отцом. Стыдясь и огорчаясь, он поведал отцу о своих превращениях. Но отец неожиданно сказал:

Я все собирался предупредить тебя об этом, Георгий, но надеялся, что это тебя не коснется. Из уроков истории ты знаешь, что не только Святой Геор­гий, но и другие рыцари сражались в нашем королевстве с драконами и чудо­вищами. И иногда им случалось проиграть решающий бой. Некоторые из них погибали, а некоторые соглашались... соглашались - как бы тебе сказать, ведь об этом в учебниках истории не написано - повиноваться драконам и помогать им. И, быть может, поэтому в нашем королевстве часто случаются такие пре­вращения.

Что же мне делать? - спросил Георгий. - Я не хочу быть драконом!

Многие из наших юношей пытались бороться с этими превращениями. Например, мой старший брат.

Дядя Александр?

Да. Он заявил, что убьет своего дракона, как только тот покажется ему на глаза.

Я никогда бы не подумал, что он способен на такое. Он мне всегда казал­ся таким угрюмым и скучным человеком. Он всегда такой «правильный», ты только не обижайся, папа.

Это действительно так. Он стал скучным и «правильным», когда убил в се­бе дракона.

А ты, папа? Тебе тоже угрожали превращения?  .

Да, Георгий, - сказал отец, опустив глаза.

И как ты победил?

Я запер на замок свое чудовище. Иногда оно ворочается и рычит, но я стараюсь, чтобы никто об этом не догадывался.

«Бедный папа!» - подумал Георгий.

А как поступить мне? Я думаю, ты мне что-нибудь посоветуешь, у тебя есть опыт...

Нет, Георгий, я не вправе давать тебе советы, ведь я не очень-то преус­пел в борьбе со своим чудовищем. Но ты уже не мальчик. Я слышал, что на све­те есть мудрецы...

Папа, а что, если не бороться, может быть, дракону надоест приходить?

Я знаю о таких случаях, мой мальчик. Дракону, если с ним не борются, незачем и уходить. И тогда в мире становится одним драконом больше.

Папа, помоги мне собраться. Я отправлюсь искать мудреца, чтобы он подсказал мне, как победить дракона Орга.

«Может, мне удастся найти мудреца, который и отцу поможет бороться с дра­коном», - мечтал Георгий.

Георгий простился со своими родителями и отправился на поиски мудреца. Долго ли, коротко ли он странствовал, не одно превращение он испытал за это время, у каждого встречного спрашивал, не мудрец ли он, и вот однажды услы­шал слова сильного, крепкого молодого человека, приглашавшего в «Школу тайной мудрости».

Если хочешь научиться мудрости, приходи в мою школу.

Я хочу научиться побеждать чудовищ, - сказал Георгий.

А зачем их побеждать?

Я не хочу быть чудовищем, я хочу быть собой.

Поучись в моей школе, и ты поймешь, что и ты, и чудовище - всего лишь цепь перерождений, твоя задача выйти из этой цепи. Ты хочешь победить чудо­вище, оно хочет победить тебя, это одна видимость. Неважно, кем ты себе ка­жешься, стремись к тайной истине.

-  А откуда ты знаешь, что твоя тайная истина не одна видимость?

И Георгий пошел дальше. Следующий - безбородый мудрец средних лет -сказал:

Твои чудовища - это тени тех неприятностей, которые случаются с тобой в жизни. Это - твои тайные желания, в которых ты не признаешься себе.

Ты хочешь сказать, что у меня есть тайные желания все ломать, крушить, обижать людей?

Да, поэтому ты превращаешься в чудовище.

И что же мне делать?

Прежде всего, понять, почему это происходит, потом ты сможешь ре­шать, что ты позволишь себе, а что нет.

Я согласен с тобой, мудрец, но не до конца. Мне, например, хотелось, чтобы мое имя знали все, но я не разрешал себе пачкать скамейки. Дракон раз­решает себе все. Но некоторые его поступки я не могу объяснить себе таким образом.

И Георгий пошел дальше. Он брел по лесу, раздумывая над словами второ­го мудреца. И почти наткнулся на одинокую хижину.

Кто здесь живет? - спросил мальчик.

Никто не отозвался. Георгий заглянул в хижину. Она была почти пустой: же­сткое ложе, маленький очаг, дрова и изображение святого Георгия на стене. Ге­оргий решил дождаться хозяина. Хозяин долго не появлялся.

В какой-то момент юноше показалось, что он снова превращается в Орга. Огромным усилием воли он заставил чудовище сломать не хижину, а несколько сухих деревьев в лесу. А на следующее утро Георгий принес из лесу эти дере­вья и нарубил дров, чтобы помочь хозяину. Наконец появился хозяин. Это был немолодой человек, его борода была почти седой. Держался он прямо и чем-то напоминал юноше Святого Георгия. Мудрец ласково улыбнулся гостю.

Ты хочешь о чем-то спросить меня?

Почему ты живешь один - ты не любишь людей?

Я люблю людей и рад помочь каждому гостю. И тебе я помогу. Я знаю, что ты не хочешь превращаться в чудовище.

Да, но я слышал, что убивать свое чудовище опасно, можно убить и что-то важное в себе. Как победить этого дракона?

Чтобы победить его, ты должен одержать пять побед, тогда дракон окон­чательно уйдет из твоей жизни. Но это должны быть добрые победы. Если же в одной из схваток победит дракон, то придется начать все сначала. Но не уны­вай, ты уже одержал четыре добрые победы, пока странствовал.

Какие?

Твоя первая победа в том, что ты решил бороться с чудовищем. Вторая победа пришла к тебе, когда ты не смирился с тем, что дракон - одна види­мость.

А третья?

Третья победа в том, что ты согласился увидеть в себе что-то злое, на что опирался дракон. А четвертую ты совершил здесь, в этой хижине.

Но ведь я был чудовищем, - стыдливо сознался юноша.

Скорее ты, Георгий, заставил его потрудиться. Но будь осторожен, его трудно удержать от зла. Даже сейчас, когда ты уже почти победил. Если тебе придется трудно, попроси помощи у святого Георгия.

Спасибо тебе, мудрец. Скажи мне еще, как отличить добрую победу от недоброй?

Это такая победа, за которую не будет стыдно, когда борьба окончится. Она не оставляет после себя сердечной горечи. Иди, я верю в тебя. И помни: если будет неудача - не унывай, начни сначала.

Простившись с мудрецом, Георгий решил вернуться в свой город, не зная, скоро ли представится случай для следующей схватки. Когда он подходил к сво­ей улице, он услышал шум и пошел взглянуть, что случилось.

Несколько молодых дракончиков резвились. Они сломали забор и выломан­ными досками играли, перебрасывая друг другу визжащего щенка. Георгий ки­нулся на выручку. Дракончики накинулись на него. «Мне ничего не стоит сейчас самому превратиться в Орга, - думал Георгий. - Тогда я смогу обуздать этих хулиганов. Они поймут, что на силу всегда найдется сила побольше. И испра­вятся. Это будет добрая победа? Нет, навряд ли добрая».

Дракончики резвились. «Слабо с нами справиться. Слабак! Слабак!» - зву­чало в ушах юноши.

Может быть, позвать на помощь? (Дракон Орг все решительнее шевелил­ся в Георгии.)

Я им покажу!

-  Святой Георгий, помоги мне одержать добрую победу - не превращать­ся в чудовище! Лучше быть слабым, чем жестоким!

Георгий очнулся оттого, что щенок лизал его в лицо и тихонько скулил. Юно­ша с трудом встал на ноги, наклонился и погладил щенка по голове.

Пойдем домой, - сказал он. - Спасибо тебе!

 

Мальчик-чудовище

Сказка обращена к современным подросткам и говорит о том, что источник агрессии находится в самом человеке. Подростковый возраст у юношей и у девушек — это не только трудные вопросы, но и чудовищные поступки, которые зачастую удивляют их самих. Поиск своего пути и своих отношений с чудовищем, поиск автори­тета — тема сказки. Естественно, злое начало в человеке не исчер­пывается с «трудным возрастом». Понимание источника зла в се­бе — это уже способ борьбы. Поэтому некоторые «мудрецы» говорят на языке известных мифов. Проблема может быть поставлена так же, как проблема доверия к чужому опыту и учению. Как человек должен принять важное для себя решение, до какой степени можно доверять мудрецам — эти вопросы решает для себя юный Георгий.

Возможные вопросы при анализе сказки:

Сталкивались ли вы с чудовищами в себе?В других людях?

Знаете ли вы, как вы относитесь к своему чудовищу?

Согласны ли вы, что лучше быть слабым, чем жестоким ?

С кем из мудрецов вы готовы согласиться ?

Что считать «доброй победой» (Если можете, приведите примеры).

Можно ли считать победу Георгия окончательной? А победы его отца и дяди ?

Почему дракона зовут Орг?

Как человек должен принимать важное для себя решение ? До ка­кой степени можно пользоваться чужим опытом?

Как определить, кто из мудрецов дает действительно полезный совет ?

Рисунок к сказке, изображая юношу, убегающего от своей те­ни, заставляет вспомнить строки Леонида Мартынова:

Вот Человек — пойди его пойми — Он на своей сияющей Звезде С ужаснейшими борется зверьми, Которых сам насотворил везде.

ОЧЕНЬ ПЕЧАЛЬНАЯ СКАЗКА

(сказка о странствиях принца Франциска в поисках своего брата)

Все время откладывала этот рассказ, потому что есть такие истории, о которых хочется забыть.

Оба принца, Леон и Франциск, отправились на поиски своего брата Артемия, и вскоре они подъехали к развилке двух дорог, на которой стоял камень с над­писью: «Направо поедет тот, кто хочет изменить других, налево - тот, кто не бо­ится измениться сам». Франциск предложил ехать в разные стороны.

Зачем нам разделяться? - спросил Леон.

Мне кажется, мы скорее найдем брата, если поедем в разные стороны, -ответил Франциск.

Бросаем жребий!

Нет, - снова не согласился младший. - Ты ведь наследный принц, тебе с дружиной подобает ехать направо. Если надпись на камне правдива, то вы сможете кого-то изменить, вмешаетесь в чью-то судьбу, поможете или спасете. А мне и моему оруженосцу вовсе не помешает измениться, стать взрослее.

Втайне Франциск мечтал совершить героический поступок ради спасения Артемия.

Возьми мой портрет, - сказал Леон, - и дай мне свой. Я увижу по твое­му портрету, грозит ли тебе опасность.

И вот братья обменялись портретами, обнялись на прощанье и разъехались в разные стороны.

О странствиях Леона можно прочесть в другой истории, а Франциск попал в эту печальную сказку.

Первый же город, куда попал Франциск в поисках своего брата, поразил его своей пустотой и мрачностью. Казалось, жителей города настигло какое-то бед­ствие - на улицах никого не было, даже птицы улетели. Принц долго искал хоть одного жителя и только вечером заметил маленькую старушку, боязливо выгля­дывающую из-за полузакрытого ставня.

Что случилось, бабушка?

Я ничего не знаю, не знаю, куда все спрятались, - запричитала она.

Бабушка, я только хотел спросить, не проезжал ли через ваш город мой брат принц Артемий. Я его давно ищу, мать и отец тревожатся о нем. Ты, навер­ное, знаешь, как тяжело терять близких людей, не знать, что с ними случилось....

Я очень хорошо знаю, как терять близких. Покарай тебя Бог, если ты то­же из наших врагов и издеваешься над старой женщиной! Почему-то я верю, что ты действительно ищешь брата.

-Да.

Тогда тебе лучше надеяться, что он не проезжал через наш город.

Почему?

У нас есть враги. Они часто нападают, грабят город, убивают или уводят с собой всех, кого им удается увидеть. Враги наши коварны, они часто притво­рялись купцами или случайными путниками. Теперь у нас и людей-то не оста­лось, а совсем недавно город был богат - мы торговали со всем миром.

А почему вы враждуете?

Честное слово, не знаю. Знаю только, что мой сын, невестка, внуки неиз­вестно где. Живы ли они? Если ты тоже враг, убей меня! Все равно я не выжи­ву без своей семьи.

Я не враг, бабушка. Мы оставим тебе еды, чтобы ты смогла дождаться возвращения своих.

Спасибо тебе, благородный юноша, - заплакала старушка. - Постарай­ся не попасть в руки врагов!

Франциск и его оруженосец Юрек выехали из мрачного безмолвного горо­да с тяжелым чувством. Им хотелось помочь жителям, особенно несчастной старушке, но как? Франциск мечтал теперь не только о возвращении Артемия, но и о подвиге для спасения людей. Юрек тоже мечтал о подвигах, воинской славе. «Если я стану знаменитым воином, - думал он, - все барышни будут мной интересоваться, а не подшучивать надо мной, как сейчас!»

Внезапно из-за поворота дороги показалась группа всадников. Они окружи­ли Франциска и Юрека и, не говоря ни слова, повели их за собой.

Кто вы? - спрашивали принц и оруженосец. Всадники не отвечали. Франциска с Юреком привели к вождю - высокому рыцарю с мужественным и гордым выражением лица. Вождь спросил их:

Кто вы и что делаете на дороге?

Я - принц Франциск, а это Юрек, мой оруженосец. Не видели ли вы мо­его брата Артемия - я его разыскиваю?

-  Здесь я спрашиваю, - холодно ответил вождь. - Я еще не решил, как с вами поступить. Из какой вы страны?

Между нашей страной и этими местами - неделя пути. В нашей стране правит король Густав - мой отец.

С вами, значит, мы не воюем, - заметил вождь. - Если хочешь, можешь поступить в наше войско.

А зачем? - спросил Франциск.

Я тебе уже сказал, что здесь я спрашиваю, - повторил вождь. - Сего­дня ты останешься здесь, и еще на два дня тебе придется задержаться. За­тем ты скажешь, что ты думаешь о моем предложении, а я решу, как с тобой быть.

Воины, захватившие юношей на дороге, показали им палатку, где можно пе­реночевать, полевую кухню и конюшню. Один из них снова подошел к Франци­ску во время ужина.

Ну, что надумал, принц? Поступаешь к нам? У нас тут жизнь для настоя­щих мужчин! В сражениях мы отважны, после боя каждый получает свою долю добычи, в свободное время - никаких забот, можно повеселиться от души! А в бою мы как братья - все за одного!

А с кем вы сражаетесь, - спросил принц. - С Великанами?

Нет, конечно, - рассмеялся воин. С обычными людьми. Вот, например, с этим мрачным городом, который вы проезжали. Мы потому и задержали вас с оруженосцем - думали, вы оттуда.

С ужасом понял принц, что это войско и есть те люди, которые разрушили город, убили и увели в рабство жителей, сделали несчастными стольких людей! Воин, с которым разговаривал Франциск, стал ему отвратителен, но, преодолев неприязнь, он снова спросил:

Зачем вы нападаете на этот город?

Так ведь вождь приказывает, на кого нападать! И этот город - не первый и не последний.

Но как же вы... Вы нападаете на людей, не сделавших вам ничего дурно­го! Как вы можете?!

Это очень просто, - отвечал воин. Окамени свое сердце! Если сам не справишься - вождь поможет. А от меня отстань со своими слюнтяйскими раз­говорами!

Франциск пытался разыскать Юрека - своего оруженосца и друга, чтобы рассказать ему, к кому они попали, и нашел его ... с увлечением слушавшим рассказы вояк. Франциску так и не удалось поговорить с Юреком, пока они не встретились снова у вождя. Принц еле сдерживал гнев и возмущение. «Сейчас главное - уйти отсюда, один я ничего не смогу сделать» - говорил он себе.

Ну, чего вы просите? - спросил Франциска вождь.

Отпусти нас!

Говори за себя, - неожиданно подал голос Юрек, - а я хочу остаться с этими храбрецами.

Ну а ты, принц, труслив? Не стремишься к подвигам? С нами ты всегда будешь побеждать, а до побежденных нам нет дела!

Мне нужно найти брата, - с трудом сдержался принц, - это и будет мо­им подвигом.

Не стану задерживать, - возгласил вождь. («И почему он всегда так над­менно говорит?» - подумал Франциск.)

Но ты должен поклясться, что никому не расскажешь о нас! Иначе, хоть ты и принц, живым отсюда тебе не уйти!

Больше всего Франциску хотелось сказать, что он не даст никакой клятвы разбойникам! К тому же он обещал несчастной старушке, что постарается ей помочь...

Я должен подумать до завтра, - ответил он.

Думай, думай - под охраной наших воинов. А ты, - обратился вождь к Юреку, - теперь наш! -

Отпустите его, - попросил Юрек, но единственное, чего он добился, бы­ла крепкая затрещина от сержанта и слова вождя: «Рядовые не ставят условий вождю!»

Франциск провел ночь в слезах и раздумьях. Он понимал, что возможности убежать из плена у него нет. Может быть, со временем кто-нибудь сможет его вы­ручить? «У Леона остался мой портрет, - думал он, - он придет мне на помощь!»

Но как он мне поможет? Будет сражение. Дружина Леона невелика, она не в силах воевать с этой бандой. А потом? Что будет с Артемием? С родителями?

Наутро Франциск поклялся перед воинами и их вождем, что никому и ни при каких обстоятельствах не расскажет о них. Он покинул лагерь, оставляя здесь Юрека, попрощавшегося с ним виноватой улыбкой. Позади виднелся разграб­ленный город.

Я действительно изменился, - думал Франциск, вспоминая надпись на камне, - я стал взрослым, но это меня не радует. Кажется, мое сердце стало куском льда, меня уже ничто не радует.

И Франциск поехал дальше один-одинешенек.

 

Очень печальная сказка

(Сказка о странствиях принца Франциска в поисках своего брата)

Сказка отражает проблемы ценностей современных подрост­ков, живущих в атмосфере преклонения перед сильными личнос­тями. Герои мультфильмов, триллеров, боевиков негласно утверж­дают принцип: «Кто победил, тот и прав». Стремление к подвигам, свойственное юности, обостряет эту проблему. Герои сказки также стремятся к подвигам, но Франциск — главный герой — наделен умением сочувствовать другим людям. Это ставит его особняком, он теряет друга, оказывается «побежденным», но достаточно сме­лым, чтобы сказать «нет», и достаточно разумным, чтобы не доби­ваться своего любой ценой.

Возможные вопросы при анализе сказки:

Кто является « победителем», а кто побежденным в этой сказке?

Кого можно назвать в этой сказке жертвой войны? Жителей разо­ренного города? Франциска? А Солдата с каменным сердцем? Вождя?

Что бы вы назвали справедливой войной?

Что бы вы назвали «героическим подвигом»?

Если бы вы были рядом с Франциском в этой ситуации, что бы вы ему посоветовали?

Как изменился Франциск?

Еще одна из проблем этой сказки — осознание реальности, которую человек не в силах изменить; изменения, душевные травмы, которые являются результатом этого.

Рисунок к сказке изображает юношу, увидевшего ужасы войны, что можно трактовать и как столкновение с реальностью взрослой жизни. То, что он увидел и понял, пугает его, при этом он одинок в своих переживаниях. Столкновение с жестокой реальностью, ко­торую он не может ни принять, ни изменить, серьезно травмиро­вало его.

 

 

 

 

СКАЗКА О МАЛЬЧИКЕ, КОТОРЫЙ НЕ УМЕЛ ИГРАТЬ

Жил-был мальчик. Звали его Петя-вредина. Да, конечно, имя его было про­сто Петя, но его настолько давно прозвали врединой, что просто Петей его уже никто не называл. А все дело в том, что Петя не умел играть. Он не признавал ни­каких правил, если они ему не нравились, а обычно это так и было. Он не любил никому уступать и всегда хотел не того, что другие дети. В конце концов он так надоел остальным, что они уходили как можно дальше, как только Петя-вредина выходил погулять. Пете было решительно не с кем дружить. Но он не огорчался.

 «Мне не нужны их дурацкие забавы, я считаю, что не должен играть так, как хотят они, - думал Петя, - у меня будет что-нибудь такое, что они сами запросятся по­играть, а я еще подумаю. А это будет...будет...» И Петя представил себе замеча­тельное животное: передние его лапки были крошечные, их было семь, и каждая держала по маленькому колокольчику. Задние лапы были сильные с крепкими ко­пытами, голов было две - обе с розовыми гривами и с белым рогом посреди лба.

Меня зовут Единорог-семь колокольчиков, - сказало чудесное животное, - дай я тебя покатаю.

Петя охотно согласился. И весь день провел с Единорогом-семь колокольчи­ков. Но, отправляясь домой, Петя даже не сказал Единорогу «до свидания». И на следующий день во дворе его не увидел. Но теперь он знал, что делать. На этот день ему составил компанию Змеелев, который показывал ему фокусы. На следу­ющее - быстро бегающий Летучий Свинслик; с ним Петя бегал наперегонки, а летать ему запретил из вредности. А еще на следующий день Петя-врёдина вспомнил про других ребят. «Пусть они не думают, что я так легко оставлю их в покое, - мечтал Петя, - я придумаю такое...»

И придумал. Новое животное было очень страшным: с красной гривой, пятни­стым телом, пастью, полной больших острых зубов. Оно выжидательно зевнуло.

Что ты здесь торчишь? - закричал на него Петя. - Ты ребят ищи!

Во-первых, - визгливым голосом проверещало животное, - не кричи на меня. Я тебе не кто-нибудь, а Опудало, и со мной так нельзя! Во-вторых, я нико­го искать не собираюсь. Ты меня придумал и тебе самому придется со мной иг­рать. Лучше не начинай меня сердить, а то узнаешь, что такое мои когти и зубы. А уж если я всерьез рассержусь, - заявило Опудало, - то я тебя просто съем.

Ну ладно, - испугался Петя, - скажи, как ты хочешь играть.

И целый день Петя ползал, бегал, стоял смирно по команде чудовища, наде­ясь, что назавтра он сумеет выдумать что-нибудь поприятнее. Вечером, когда он собрался уйти, Опудало загородило ему дорогу: «Ты что это такой невежливый? Если ты не скажешь «до свидания», я тебя проглочу!» И Петя сказал. В результа­те на следующее утро Опудало поджидало его во дворе. И еще на следующее ут­ро тоже. А вечером сказало: «А почему это я должно ночевать во дворе? Я хочу иг­рать с тобой и ночью - то-то будет весело!» Петя взмолился: «Дорогое Опудало, я не успел приготовить тебе помещение, подожди до завтра». «Ишь какой! - воз­мутилось Опудало и больно хлестнуло Петю колючим хвостом, - Смотри мне, только до завтра». Грустно поплелся домой Петя - ему осталась одна ночь, что­бы что-нибудь придумать.

Петя думал всю ночь. Сначала он хотел придумать другое страшное чудови­ще, которое могло бы победить жуткое Опудало. Но что с ним делать потом? Думал Петя и о том, чтобы опять появились Единорог-семь колокольчиков, Зме-елев и Свинслик, но понял, что добрые звери не справятся с Опудалом. Петя хо­тел попробовать помириться с ребятами, но не знал, как это сделать. И чем по­могут ребята, тоже не знал. На какое-то мгновение пришла идея рассказать обо всем маме. Но вдруг Опудало съест маму?

Дальше Петя думать не стал - Опудало просто нельзя пускать домой. «Мо­жет быть, самому не выходить? Заболеть или даже умереть, но как бы не на­всегда - пусть только исчезнет страшная выдумка. Но ведь это я выдумал Опу­дало, - устыдился вдруг Петя. - Не зря ребята прозвали меня врединой, если я смог придумать такой ужас, значит, этот ужас есть во мне самом».

Еще чего, - снова возник в его ушах визгливый голос, - мы с тобой од­но, будем жить вместе, и все будут нас бояться.

И мама тоже?

А что такое мама? У...маменькин сыночек!

Ты не смеешь оскорблять мою маму!

Я все смею. Я - это ты!

Петя испугался. «Неужели я такой ужасный?! Наверно, да, ведь я не хотел иг­рать с Опудалом - оно меня заставило. И ребята не хотят со мной играть. Но, мо­жет быть, я не всегда такой? Я же придумывал и других зверей - добрых и весе­лых. Если это ужасное Опудало меня не съест, я постараюсь стать другим, даже если мне придется играть так, как хотят ребята. Я больше не буду врединой, - пообещал сам себе Петя. - А что делать сейчас?!» И Петя решился: если я хочу исправиться, я начну сейчас - я не буду врать Опудалу, что приготовлю ему помещение, а скажу ему так: «Спасибо тебе, Опудало. Теперь я понимаю, какой я, ты меня многому научило. Если хочешь, попробуем вместе стать другими - таки­ми, чтобы с нами хотели играть». Петя очень боялся, но понимал, что другого вы­хода у него нет. Весь дрожа, он шагнул во двор, навстречу чудовищу.

Во дворе никого не было.

 

 

Мальчик, который не умел играть

У героя сказки две проблемы: неумение общаться и неприятие социальных норм. При этом любые социальные нормы регулиру­ют отношения между людьми только тогда, когда принимаются человеком. Герой сказки — ребенок, не принимающий «правила игры». Естественно, он оказывается в изоляции. Фантазии героя вначале заменяют ему друзей, затем становятся навязчивыми страхами, как это часто бывает с грезами. Через трудные пережи­вания герой сказки приходит к решению «играть по правилам». Это одна из сказок не столько для подростков, сколько для детей 7-10 лет.

Возможные вопросы при анализе сказки:

Что значит «уметь играть с другими»?

Что делать, если тебе не нравятся правила игры?

Можно ли придумывать друзей?

Можно ли придумывать только добрые фантазии?

Могут ли люди бояться собственных фантазий?

Эта сказка может также использоваться для психологической работы с детскими страхами. Для этого можно попробовать нари­совать Единорога, Свинслика, Змеельва, Опудало, а также те стра­хи, которые есть у клиента. Обсуждая проблему страха, можно по­говорить о том решении проблемы, к которому приходит герой сказки.

Рисунок к сказке иллюстрирует тот плен, в котором оказался герой, он «взят в окружение» своими фантазиями.

 

 

cialis from canada

 

Основы педагогической работы с дошкольниками

Дата добавления: 2010-02-13
Автор: Зыкина Л.А.

Профилактика синдрома эмоционального сгорания

Дата добавления: 2010-02-13
Автор:

Профориентационная работа в школе

Дата добавления: 2010-02-13
Автор: Ступакова А.Р.

Психологическое консультирование

Дата добавления: 2010-02-13
Автор: Ступакова А.Р.

Правовое регулирование ответственности несовершеннолетних

Дата добавления: 2010-02-13
Автор: Зыкина Л.А.

СКАЗКОТЕРАПИЯ КАК МЕТОД РАБОТЫ ПЕДАГОГА

Дата добавления: 2010-02-13
Автор: Конопенко Е.Н.

Клиника острого горя

Дата добавления: 2010-02-11
Автор: Конопенко Е.Н.

Буллинг в детской среде как значительные изменения в жизни детей, приводящие к психическому дистрессу

Дата добавления: 2010-01-25
Автор: Зыкина Л.А.

Сайт находится в стадии разработки
cialis from canada